Маркетплейс банкротов под огнём критики

Игорь Лесовских 8.03.2021 12:00 | Закон 48

В ближайшее время может быть принят закон о едином маркетплейсе для реализации имущества банкротов. Несмотря на кажущееся повышение прозрачности процедуры, участники рынка уверены, что единая система, наоборот, может стать более коррупционной.

О необходимости создания единого маркетплейса по реализации имущества банкротов в Правительстве заговорили в начале 2020 года. Тогда замглавы Минэкономразвития Илья Торосов обосновал создание единой электронной площадки повышением прозрачности и конкуренции на торгах. Сегодня практически 95 процентов долгов списываются в ходе процедуры банкротства, а кредиторы получают не более 5 процентов. При этом продажа имущества должника зачастую проходит «втёмную» и с огромным дисконтом – цены на активы в пять раз ниже рыночных.

Разработчиком проекта о маркетплейсе выступило Минэкономразвития, закон поддержала Федеральная налоговая служба (ФНС), он находится на рассмотрении в Правительстве. Создание маркетплейса не единственное новшество. Предполагается введение системы ранжирования арбитражных управляющих. Эту функцию, например, не против взять на себя ФНС.

Ни точные сроки, ни объёмы государственных инвестиций, ни разработчики самого маркетплейса неизвестны – в законопроекте указано, что реализацией инициативы займётся государственный либо частный подрядчик, которого выберут в Правительстве. Не исключено, что к созданию банкротного сервиса могут привлекать специалистов, имеющих опыт разработки подобных площадок для граждан.

Продажу «для своих» маркетплейсом не решить

Юристы, которые занимаются проведением банкротных процедур, не считают, что инициатива Правительства способна решить проблемы отрасли.

– Ту систему, которая сложилась на данный момент, конечно, нельзя назвать удобной и дружелюбной к покупателю, как некоторые коммерческие маркетплейсы. В частности, нет единого определения описания лотов, есть проблемы в поиске имущества. Кроме того, никто из участников торгов не связан никакими гарантийными обязательствами относительно качества продукции. Но она работает, – отметил екатеринбургский адвокат Андрей Саунин.

По мнению эксперта, единый оператор должен не только технически выставлять на сайт описание лотов, но и проверять имущество на предмет его качества, юридической чистоты и доступности приобретения. Тогда организатор торгов может стать гарантом чистоты сделки.

Аналогичного мнения придерживается и глава юридической компании «Софонов & Романько» Илья Софонов. По его словам, из-за сложности процедур есть множество вариантов отсечь «лишних» покупателей.

«Как правило, на любой серьёзный актив ещё до старта банкротства есть свой “покупатель”, в интересах которого банкротство и делается. Самая частая схема с управляемым выкупом имущества на торгах сейчас – это аукцион с закрытой формой подачи заявок. Простым языком: на этом аукционе участники предлагают цену в закрытом режиме – никто, кроме площадки, не видит их».

Илья Софонов | глава юридической компании «Софонов & Романько»Илья Софонов
глава юридической компании «Софонов & Романько»

– Площадка просто сообщает нужному участнику, какую цену нужно указать, чтобы его заявка победила. Всё очень просто. И до тех пор, пока эта ситуация не урегулирована, создавать единый маркетплейс не имеет смысла, – отметил юрист.

Как поясняют юристы, в России уже есть несколько лидирующих площадок, занимающихся организацией торгов: Сбербанк-АСТ, Российский аукционный дом (РАД) и другие. Организованные в них процедуры продажи имущества зачастую проходят нормально. Проблемы у покупателей и должников возникают, когда управляющие используют для реализации активов маленькие площадки. Бывали случаи, когда управляющие собирали заявки на свою почту. Такие схемы в основном и используются для продажи ценных лотов либо «своим» людям, либо так называемым договорнякам (когда организатор продажи получает дополнительные бенефиты от интересанта).

– В этом случае покупатели не могут купить то, что желают, а должники страдают оттого, что из-за малой цены продажи меньше гасятся их долги и больше остаётся на субсидиарную ответственность, – пояснил «Октагону» генеральный директор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин.

Как говорит эксперт, среди основных вариантов злоупотреблений значатся различного вида «технические сбои» (участника торгов отстранили якобы из-за не пришедшей по почте заявки) и неправильная компоновка лота (введение покупателя в заблуждение). Например, часты ситуации, когда управляющий намеренно отказывается предоставлять фотографии продаваемого имущества или препятствует возможности осмотреть товар лично (Покупателя по разным причинам не пускают на склады, где хранится имущество. – τ.). А бывает, что самые ценные объекты прячут под грудой неликвидной «дебиторки».

– И эти проблемы созданием маркетплейса решить вряд ли удастся, а они являются самыми распространёнными, – отметил Дмитрий Жданухин.

Цена банкротства может вновь вырасти

Представители действующих торговых площадок и арбитражные управляющие тоже считают нерациональными траты на создание единого маркетплейса.

– Сама идея проекта – повышение эффективности реализации имущества – благородна. Но эта задача не решается созданием ещё одной площадки. Проблема в качестве продаваемого имущества. Допустим, выставляется «дебиторка» на 1 миллиард рублей по долгам заводов, которых уже нет, и покупают её за 10 рублей. В отчётность тем временем уходят данные, что имущество за миллиард продано за рубль. И почему-то считается, что в этом виновата площадка, которая не умеет продавать и находить клиентов, – пояснил «Октагону» гендиректор АО «Центр дистанционных торгов» (торговая площадка, входящая в топ-3 по количеству участников электронных торгов) Ильяс Минубаев.

Теоретически единый оператор должен не только выставлять на сайт описания лотов, но и проверять их на предмет качества, юридической чистоты и доступности приобретения.Теоретически единый оператор должен не только выставлять на сайт описания лотов, но и проверять их на предмет качества, юридической чистоты и доступности приобретения.Фото: Дмитрий Рогулин и Владимир Гердо/ТАСС

По его словам, ликвидное имущество на торгах зачастую продаётся значительно дороже, чем через сайты объявлений.

– У нас недавно выставлялся объект в Геленджике – дом у моря. Стартовая цена была 32 млн рублей – неплохая по рынку Геленджика. Мы набирали потенциальных покупателей, на торгах было несколько десятков, и цена продажи объекта составила более 90 млн рублей, – рассказал Минубаев.

Как утверждает эксперт, на рынке уже сейчас работает несколько маркетплейсов по типу того, что хочет создать Правительство.

– Более того, у государства тоже есть свой ресурс – федеральный реестр сведений о банкротстве. Его можно успешно, говоря техническим языком, допилить, и он станет хорошим маркетплейсом. Это ведь более рационально, – отметил Минубаев.

Арбитражный управляющий СРО «Союз арбитражных управляющих “Авангард”» Александр Бедункевич отмечает, что создание нового маркетплейса может повлиять на повышение стоимости процедуры продажи. По словам управляющего, основная проблема реализации имущества должника как раз и заложена в дорогостоящей и длительной процедуре продажи.

– Для начала нужно пройти согласование положения о порядке продажи имущества должника, потом организовать платные публикации в «Коммерсанте». Всё это стоит времени и денег. Иногда публикация информации о продаже может превышать стоимость самого имущества. На практике же процедуры первичных и повторных торгов проходят формально, а настоящая продажа и борьба за имущество происходит на этапе публичного предложения, когда объявление об имуществе можно размещать на Avito или «Юле», – пояснил Александр Бедункевич.

По мнению арбитражных управляющих, идея единого маркетплейса объясняется тем, что государству будет легче контролировать единый сервис. Но фактически он может стать коррумпированной системой.

– Я не исключаю, что со временем такая площадка может превратиться в коррупционную структуру. А значит, мы получаем дополнительную нагрузку на конкурсную массу, что ударит по карману всех участников процедуры банкротства. Инициаторы идеи – Минэкономразвития – сетуют на то, что кредиторы сегодня получают не более трёх – пяти процентов задолженности. Так вот, я боюсь, что после реализации проекта и этих процентов можно будет не увидеть. Благое желание создать единое место торговли противоречит логике рынка. Это антирыночная идея. Вкупе с идеями одного окна по распределению процедур банкротств и рейтингования арбитражных управляющих мы получим жесточайшую централизацию процесса продажи конкурсной массы всех должников страны. Подобные явления мы не раз уже проходили на витках истории, ни к чему хорошему это не приведёт, – заключил президент Уральской саморегулируемой организации арбитражных управляющих Михаил Сачёв.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора