Россия без «Зубров». Можно ли спасти проект уникальных кораблей?

Александр Кочан 23.03.2021 1:13 | Наука и техника 83
На протяжении 30 лет наша страна не может решить вопросы десантных кораблей на воздушной подушке
На Балтийском состоялись тренировки экипажа десантного корабля на воздушной подушке (ДКВП) «Мордовия». Моряки выполнили артиллерийские стрельбы по морским и воздушным целям из 30-мм автоматических установок АК-630 и осуществили постановку оборонительного противолодочного минного заграждения.

«Кроме минирования акватории, экипаж МДКВП отработал защиту от оружия массового поражения на переходе морем. Основное внимание было уделено выполнению нормативов по герметизации корпуса корабля и проведению специальной обработки корабля при условном попадании в область радиационного загрязнения», — говорится в сообщении пресс-службы Балтийского флота.

«Мордовия» относится к классу самых крупных в мире десантных кораблей на воздушной подушке — не имеющему аналогов проекту 12322 «Зубр». Кроме «Мордовии», в России только одна такая платформа — «Евгений Кочешков». Этот корабль тоже несёт службу на Балтфлоте.

«Зубр» был спроектирован в ЦМКБ «Алмаз» (Санкт-Петербург) в 1980-е годы. Тем не менее, данный класс кораблей по своим тактико-техническим характеристикам по-прежнему не имеет равных в мире. Его преимущества обусловлены оптимальными конструкторскими решениями, подбором силовых агрегатов, бортовых систем и ударных вооружений.

Ленинградские специалисты опирались на опыт создания и эксплуатации малых ДКВП проекта 12321 «Джейран». Эта платформа могла вместить два танка Т-72 или четыре лёгких танка ПТ-76, а также до пяти БТР или 80 военнослужащих.

Концепция применения десантных кораблей на воздушной подушке нашла своё развитие в «Зубре», который алмазовцы сделали более габаритным, грузоподъёмным и вооружённым. В зависимости от задачи новинка советской оборонки могла взять на борт три Т-72, десять БТР со 140 военнослужащими, восемь БМП со 140 десантниками и целый батальон морской пехоты.

Такой корабль плохо виден радарами противника и обладает высокой скоростью, что позволяет неожиданно для неприятеля высаживать значительные силы и средства, в том числе на необорудованное побережье (в советские годы с помощью «Джейранов» и «Зубров» планировали захватывать Датский пролив и Босфор с Дарданеллами).

Бесценную роль ДКВП играет для перевозки грузов, мин, боеприпасов, эвакуации раненных и оказанию огневой поддержки десантируемым войскам.

Более того, конструктивные особенности воздушной подушки позволяют «Зубру» передвигаться по болотистой местности и по земле, обходя небольшие препятствия (рвы и траншеи) и минные заграждения. Таким образом десантируемые силы могут быть высажены в глубине обороны противника.

«Для МДКВП (ДКВП) «Зубр» доступно для высадки десантов до 70 процентов общей длины береговой линии морей и океанов мира», — говорится в материалах Балтийского флота.

Помимо крупных размеров корабль проекта 12322 стал самым скоростным десантным судном на воздушной подушке в мире. ДКВП способен передвигаться с фантастической крейсерской скоростью — 60 узлов (111 км/ч). Водоизмещение «Зубра» составляет 555 тонн, дальность плавания — 300 миль (482,8 км), автономность — 5 суток, экипаж — 27 человек.

Корабль оснащён пропульсивной установкой, включающей три тяговых газотурбинных агрегата М35-1 мощностью 10 тыс. лошадиных сил каждая, два нагнетательных газотурбинных агрегата М35-2, четыре нагнетателя НО10 и три воздушных винта АВ-98 из полимерных композиционных материалов.

Арсенал «Зубра» состоит из упоминавшейся выше АК-630 и реактивной системы залпового огня калибра 140 мм МС-227, которая скрытно установлена в носовой части судна. Радиотехническое вооружение корабля проекта 12322 включает радиолокационную станцию МР-123-01 и интегрированную навигационную систему «Горизонт-25».

«Зубр» изготовлен из высокопрочного коррозионностойкого алюминиево-магниевого сплава. Несущая часть цельносварного корпуса корабля обеспечивает прочность и непотопляемость платформы.

Высадка техники осуществляется из средней части судна по танковым дорожкам и аппарелям.

Однако с распадом СССР кораблестроительная промышленность страны погрузилась в глубокий кризис, и планы насыщения флота «Зубрами» потерпели крах.

До 1991 года работы на Приморском судостроительном заводе позволили ввести в строй только пять платформ, последними двумя как раз стали «Евгений Кочешков» и «Мордовия». Первые же три судна были списаны, а потом утилизированы.

В 1994 году корабелы Приморья собрали шестой по счёту «Зубр» МДК-118, который вошёл в состав греческих ВМС под наименованием «Кефалония» (Kefalonia). МДК-119 и МДК-120 достроить не удалось, а ещё две платформы «Керкира» (Kerkyra) и «Закинтос» (Zakynthos) были проданы Афинам.

Печальная судьба постигла и «Зубров», собранных на судостроительном заводе «Море» (Феодосия). Первые четыре судна МДК-57, «Краматорськ» (U422), МДК-123, «Артемівськ» (U424) были утилизированы. Другие доставшиеся Украине корабли проекта 12322 были либо проданы грекам и китайцам, либо не использовались по назначению.

Несколько собранных заново ДКВП были проданы за рубеж. Чтобы не делиться деньгами с петербургским «Алмазом», украинские конструкторы разработали модификацию по проекту 958 «Бизон».

До 2014 года Россия даже не пыталась наладить производство «Зубров» ни самостоятельно, ни в кооперации с Украиной, которая на мощностях запорожского «Мотор-Сич» выпускала газотурбинные агрегаты и сохранила производственную площадку в Крыму.

С вхождением полуострова в состав РФ в нашей стране заговорили о том, что было бы неплохо насытить флот кораблями проекта 12322, которые являются многофункциональным и весьма грозным оружием на оперативно-тактической глубине.

Конечно, современная Россия вряд ли собирается захватывать проливы, но такие корабли помогли бы усилить боевой потенциал и мобильность ВМФ. На Черноморском театре военных действий они стали бы предупреждением для Украины и стран-членов НАТО. В конце концов «Зубры» можно использовать и как оборонительное оружие в случае агрессии против РФ.

Однако для возрождения производства этих уникальных платформ, нашей стране потребуется создать как минимум новые двигатели и заменить все остальные комплектующие, которые изготавливала Украина и другие предприятия, оказавшиеся под пеплом кризиса от распада СССР.

При этом вряд ли на феодосийском заводе «Море» удастся разместить заказ на крупную серию (отечественная кораблестроительная отрасль в принципе не реализует крупносерийнных проектов). К сожалению, отечественный «Зубр» рискует остаться дорогим в постройке и эксплуатации кораблём.

Выходом из практически тупиковой ситуации может запуск сотрудничества с Китаем, который в связи с обострением соперничества в Восточной Азии, особенно из-за спорных островов, прилагает массу усилий для обновления и повышения мощи флота и морской пехоты.

На сегодняшний день в составе ВМС НОАК находятся четыре ДКВП и, если верить местным СМИ, Пекин ищет возможности для увеличения их количества. Гипотетически КНР может замкнуть производство «Зубров» на своих вервях, либо войти в кооперацию с РФ, но для этого нашей стране необходимо создать достойные аналоги силовых установок и других систем.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю