«ЛИШНИЕ» (судьба «евроинтегрированных»)

Вазген Авагян 25.03.2021 18:30 | Альтернативное мнение 94

Как выглядит мир глазами американской олигархии? Это «пирамида милости», она же «пирамида немилости». Наверху находится собственно американская олигархия, которая печатает мировые деньги. Эти деньги давно уже не эквивалент материальных предметов (если даже когда-то им были). Эти деньги – «билетики в театр жизни». Один человек получает билетик, и проходит через билетёра. Другой не получает – и не проходит. Олигархия – хозяйка положения, и потому никто не вправе спрашивать – зачем и почему она существует и властвует. Деньги она раздаёт совершенно произвольно – кому захочет (принцип фаворитизма).

Далее тот, кому дали американскую деньгу – столь же произвольно решает, что ему нужно для жизни, что ему хочется приобрести. Из этого спроса самодуров рождается экономика, более не управляемая объективными закономерностями. Производитель – шут при дворе получателя. Получатель американских денег заказывает, чего хочет, и, в зависимости от заказа, перерабатываются в блага ресурсы планеты.

В этой философии и картине мира (очень напоминающей королевскую Англию эпохи «огораживаний») человек не рассматривается как биологическое существо, как представитель человеческого вида. Под «человеком» понимается только «эффективный собственник», который один только и получает право на жизнь. А кто он по сути?

Либо это прямой получатель американской эмиссионной милости, либо (уровнем ниже) тот, кто сумел удовлетворить вкусам получателя американской милости. Сделал нечто, за что владелец (первичный получатель) долларов готов заплатить в долларах.

А если биологический человек не попал в ряды «эффективных собственников»? Как не все люди рождались дворянами (многие рождались смердами) – так и не все люди попадают в узкий круг «эффективных собственников». Многие рождаются вовне.

И рассматриваются как расходный материал, или как мусор, излишество. Поскольку мировая экономика понята как американская раздача, то появляется неизбежно понятие «лишних людей».

Как это человек может быть «лишним»?! Для кого он лишний? Для себя?! Не может быть! Для своих мамы, папы, родственников, друзей, однокашников? Тоже сомнительно. «Лишний» он только если смотреть глазами людей, сидящих на раздаче благ из централизованной лавочки.

Есть «свои», которым надо дать колбасу. А есть «чужие», которые, если станут есть колбасу – «своим» может не хватить. И этих «чужих» надо отсечь дверью. Чтобы они не переводили на себя без пользы (кому?!) ресурсы планеты. Ведь всякое материальное благо, готовое к употреблению – всего лишь переработанные дары природы!

+++

С точки зрения философии человечества, то есть идеи единства человеческого вида (все потомки Адама и Евы, у всех равные права наследовать Землю) – экономика есть прикладная, гибкая и пластическая система по обслуживанию естественных и нормальных потребностей человека.

Экономика в этой философии человечности – не вправе решать, скольких ей кормить. Её ставят перед фактом, и заставляют решать задачу кормления, обслуживая «столько, сколько есть». И если людей стало больше прежнего – экономика обязана увеличить обороты, стать более расторопной и эффективной, чтобы обслужить больше ртов.

Если бы было не так – человечество не выросло бы до нынешних миллиардов с 300 тыс. палеолитического населения планеты. Кстати говоря, пресловутое «перенаселение» планеты именно там, в палеолите, уже и началось! Экономика там была настолько примитивной, что с огромным трудом справлялась с прокормом 300 тыс мирового населения. Да и в древнем мире археологи находят признаки жесточайшего голода: хотя людей на планете было в разы меньше нынешнего!

Если не развивать экономику и технологии, то ЛЮБОЕ население планеты будет выглядеть как излишнее и запредельное. В России Бориса Годунова жило около 5 млн человек, а простой неурожай доводил это население до случаев людоедства! И, конечно, тогдашние мальтузианцы имели все козыри на руках, чтобы сказать: 5 млн населения для России – крайний предел возможностей территории…

А потом в РСФСР стало 150 млн (сейчас меньше, насколько – не берусь сказать, официальные статданные доверия не вызывают), вместо 5 млн «предельного перенаселения», и что? Как-то жили, и получше, заметим, чем при Иване Грозном!

В чём суть? Экономика не вправе и не должна решать – сколько людей ей потребно. Она – система не господствующая, а обслуживающая. Сколько ей поручено кормить – стольких и обязана прокормить. Конечно, ей было бы удобнее (дешевле, рентабельнее) всех уморить нафиг, «меньше народу – больше кислороду», это правило в экономике железно действует. Но кто ж ей позволит?!

+++

Нашлись такие, которые позволяют. Это американский глобализм и рыночной либерализм. В их философии экономика – не обслуживающая, а господствующая система. Она не себя переделывает под нужды населения, а население под себя. Если в ней, в текущий момент, из 100 человек «рентабельны» только 30, то только 30 получают право на жизнь. А остальные 70 человек «должны уйти».

Хороший вопрос задаёте, читатель: куда уйти?

Ну, вот был завод, работало 100 человек, потом оптимизаторы по заказу собственников завода посчитали, что 30 хватит. Справятся, если напрягутся и перенапрягутся! А 70 «лишних» (не себе, а собственникам завода) должны «уйти» (под сокращение).

Куда?

Капитализм отводит глаза и врёт: «в другие отрасли, в другие сферы занятости».

А они есть, эти «другие отрасли»? Там нет частных собственников? Там не проводят сократительной оптимизации персонала?!

Тогда нам говорят – «они уйдут на пособие».

Ну, хорошо, на пособие. А кто будет платить это пособие? Если вы, собственники – то зачем вам их сокращать, чтобы потом им же и платить?

А если государство, то у государства вашего типа нет собственных денег. Все его деньги – налогоплательщиков. То есть вас. Короче, мы приходим к ситуации, когда пособие платить никто не хочет. И – не сразу, но обязательно – оказывается, что платить пособие вынужденным тунеядцам некому и не из чего…

Единственный честный ответ на вопрос – куда деваться сокращённым – в смерть. Логика «пирамиды милости/немилости», когда из единого центра всем народам раздают и право на жизнь, и предписание вымирать, как «лишним» — в том, что «нерентабельные» для хозяев миллионы и миллиарды людей просто… вымирают.

+++

Чтобы было понятнее – объясню модельной схемой. Вообразите, чисто условно, что на замкнутом острове есть ограниченное количество пахотной земли. Это и есть наша планета, если задуматься. Вся земля принадлежит одному хозяину. Этот хозяин решает – кого и сколько нанять для её обработки.

Батраки часть выращенного продукта отдают хозяину, а часть съедают сами. В итоге они живут, а хозяин – хорошо живёт.

Теперь, внимание, вопрос: что делать тем, кто не попал в батраки? Попросту не нужный, лишний в хозяйстве латифундии?

Уйти? С острова? А куда?!

Всякий труд есть обработка даров природы. Без доступа, допуска к дарам природы, исходнику труда, никакой труд не может даже начаться – не то, чтобы стать продуктивным. Если у вас нет земли, допуска к земле – то вы не добудете хлеба толчеёй воды в ступе. Конечно, с точки зрения физической (каждое движение есть работа) – вы можете толочь воду в ступе 24 часа в сутки с предельным напряжением всех сил. Но хотя физически этот тяжкий труд работа – с экономической точки зрения он не работа. Он, экономически, ничто! Оплачивать людей, толкущих воду в ступе – безумие…

Для того, чтобы вам оплачивали работу – нужно, чтобы вы делали что-то полезное хозяину денег. Обратите внимание: не для себя полезное, а то, что сочтёт полезным печатник мировых денег!

Вы, может быть, хотели бы на него наплевать, и делать полезные вещи для себя – но в сложившейся либеральной экономике вам этого не дадут. Потому что деньги – это же не монетки и не бумажки! Деньги – это условный знак, обозначающий владение первичными ресурсами, землёй, её дарами, недрами и полуфабрикатами.

Допустим, вы растите помидоры для себя. А где? Ну, ведь не на облаке же и не на Луне! На земле! А кому принадлежит земля? Тому, кто вам её сдал в аренду? А чем ему платить? Деньгами? А вы имеете право сами напечатать деньги? Или же вам придётся как-то выслужиться перед источником денег, чтобы он их вам дал, и вы получили возможность растить помидоры для себя?

Или, может быть, вы числитесь собственником земельного участка. В этом случае – вы облагаетесь налогом? Если нет, то покажите, где этот чудо-участок! А если облагаетесь – то для уплаты вам нужны деньги (помидорами не возьмут), и вы вышли на тот же круг прислуживания первичному источнику денег!

Нельзя продуктивно трудиться, не имея доступа к ресурсам. А мировые деньги подразумевают, что все ресурсы планеты Земля принадлежат тем, кто печатает мировые деньги. Вам нужен лес? Сперва предъявите билет на доступ, доллар! Вам нужна нефть, руда, пахотные угодья? Сперва предъявите билет на доступ, доллар! Вы книгу написали? А издавать вам её типография бесплатно будет?

Конечно, издатель вам даже может и заплатить гонорар, не только взять на себя полиграфические расходы. Но в каком случае? Если это нужно издателю, понимаете? Не вам, и не условно-рядовому читателю, а издателю – для каких-то его целей и расчётов! А если у него нет долларов (или перекрашенных долларов национальной деривативной валюты) – то он уж и не издатель…

За что ни возьмись – без билетика в жизнь вам никто ничего не «отпустит» с прилавка раздачи. Всякий современный производитель – заложник и шут при получателе долларов. А получатель долларов – шут и заложник при тех, кто доллары эмитирует (сейчас, часто, даже не на бумаге, а просто в электронном виде).

+++

Если рассматривать человека как правообладающую самоценность (т.н. «права человека») – тогда «лишних» людей быть не может. Откуда им взяться? Ведь в теории ты получаешь свои права не в обмен на предъявление долларов, а просто потому, что родился!

Но это в теории…

А в рыночной практике никакое «право человека» не работает без предоплаты. Чтобы тебя пустили в «театр жизни» — нужен билет. За билетом ступай в кассу. В кассе не дадут билета просто так – давай доллар. Нет доллара – нет билета – нет жизни.

+++

Никакая глобальная верхушка, состоящая из сотни подагрических стариков, не могла бы править сама по себе. Её бы смели сразу, даже не заметив, если бы…

Если бы не логика конкурентно-рыночного социального каннибализма!

Приведу аналогию.

Генерал сам по себе мало что может. Ему нужны полковники, которые признают его генералом (а не ряженым клоуном) в обмен за то, что он их признаёт полковниками. А они очень хотят оставаться полковниками – и потому терпят над собой генерала. Полковникам нужны майоры, но какой смысл майору сажать себе на шею полковника?

Смысл вы уже поняли, так ведь? Чтобы быть майором, а не рядовым – нужно в обмен признавать полковника полковником. А лейтенанту зачем майор? Чтобы быть лейтенантом! А ефрейтору зачем лейтенант? Да потому что и ефрейтор не хочет в рядовые, он хочет сберечь за собой пусть небольшие, но преимущества положения ефрейтора…

Если перенести эту схему на экономику, то получается, что угнетатели используют алчность трудящихся против безработных.

-Вот ты у меня работаешь и зарабатываешь 100 рублей! Давай ты будешь работать полдня, я возьму тебе помощника, и буду вам обоим платить по 50 рублей, хорошо же?!

-Нет! Я без помощника справляюсь! Мне не хочется терять половину заработка – чтобы помочь выжить другому человеку!

По этой схеме капитализм замазывает в свои людоедские преступления (а заодно и в покорность) миллионы подчинённых людей. Имея хоть какое-то место при капитализме, человек боится его потерять, и не хочет его поделить на двоих.

Вот какой плохой, жадный человек, да? Не совсем, друг-читатель! Есть и явление «пульверизации», т.е. распыления. Если делить ограниченную сумму на очень многих людей, то погибнут просто все. Потому что каждому достанется пай, недостаточный для жизни.

Где кончается алчность не желающего делиться с ближними и начинается страх перед пульверизацией благ – рассчитать, конечно, можно. Но, как правило, бесполезно.

Человек имеет место, боится его потерять, не хочет его делить: и потому он весь во власти вышестоящего. Именно через эту пирамиду и правит миром сотня подагрических стариков, сидящих на самом верху, в генералиссимусах.

+++

В итоге человек как самоценность не рассматривается. Имущие цинично сортируют людей на «нужных нам» и «ненужных нам». И ненужным указывают на вывески «другая отрасль» или «пособие», под которыми скрывается попросту смерть.

На экономике её господство сказывается пагубно. Оно её растлевает. Пока она была обслугой – она была пластичной, динамичной, она развивалась, расширялась. Ей приходилось изыскивать дополнительные резервы, так или иначе изворачиваться – чтобы кормить всех. Потому что ей вменялось найти способ всех кормить: «за столом никто у нас не лишний».

Став из служанки госпожой – экономика теряет и динамизм, и прогресс форм, и расширение. Зачем ей? Зачем наращивать собственные усилия – если куда проще сократить потребителей?

Вот у вас есть 100 рублей. На них вы можете в ресторане купить или 100 тарелок каши, или одного лобстера.

Лобстер вкуснее и занятнее прозаической каши, но если у вас прямой приказ, накормить 100 человек, то у вас выбора нет. Покупаете кашу, и кушаете кашу.

А если ограничения по персонам нет? Тогда, может быть, соблазнительнее взять себе лобстера, а эти 99 дураков за дверью пусть питаются торфом!

+++

Сократительные процессы в экономике-госпоже (когда не её приводят в соответствие с населением, а население в соответствие с её текущими потребностями) – отнюдь не одноразовые. Они носят постоянный характер, и тем особенно страшны.

Не нужно быть пророком, Вангой, чтобы предсказать: как только собственники встали на путь сокращений персонала – они будут проводить его снова и снова. Из 100 оставят 50, из 50 потом 10, и т.п.

Это для собственника – как тяжёлый наркотик, с иглы которого сам не слезешь: меньше отдаёшь – больше себе оставляешь!

Если вы спросите меня как экономиста – сколько людей нужно экономике, я вам отвечу профессионально: нисколько. 0 человек. Вспомните Робинзона, который попал на необитаемый остров! Разве до Робинзона на острове не росли плоды, не размножались животные? Разве вся цветущая и полнокровная экосистема острова-сада нуждалась хотя бы в одном садовнике?!

Если экономику поставить в госпожи – она так и будет сокращать население слой за слоем, пока все не вымрут. И никакого «бинома Ньютона» тут нет, простейшая арифметика, только нужно чуть-чуть напрячь мозги.

Сократили вы «лишних», обозвав их «тунеядцами». Едоков стало меньше? Разумеется, если вы сократили число ртов. Но если меньше едоков – то ведь меньше нужно и работников! Одно дело – вырастить хлеб на тысячу едоков, и совсем другое – на сотню.

Меньше нужно работников – сократили их. Меньше стало едоков. Ба, да ведь опять получается, что работников нужно меньше!

И на чём этот порочный круг кончится? Я вам скажу словами И.А. Бунина, который очень сокрушался о «России, которую мы потеряли»: «Город на всю Россию славен хлебной торговлей, — ест же этот хлеб досыта сто человек во всем городе».

Когда едоков мало – хлеба становится, по видимости, много. Просто завались. А раз его много («на элеваторах хлеб зерном портится» — В. Маяковский) — то зачем его столько производить? Ведь не продаётся такой объём! Лежит в лавке, да черствеет, убытки торгашам приносит!

Хлеба выращивают меньше, потому и работников нужно меньше, а меньше работников – меньше едоков… В итоге остаётся сотня нормально питающихся на целый город!

+++

Человечество не придумало иного способа развития экономики, кроме как взваливания на экономику обгоняющих её возможности обязательств. Экономике приказывают кормить больше людей. Выкрутиться у неё не получается и (если так) – она нехотя, но растёт, развивается. А если получится вывернуться – она развиваться не станет. Идти вверх труднее, чем катиться вниз. Ничто не станет подниматься естественным путём!

Именно через рост социальных обязательств, сперва, кажется, превышающих возможности экономики – достигается прогресс, как технических, так и организаторских систем производства.

Предоставьте экономику самой себе – и она начнёт сворачиваться, рассуждая примерно так: «пять веников по два рубля – та же самая сумма, что и два веника по пять рублей, а хлопот меньше и природных ресурсов меньше тратишь».

И потому собственник станет делать меньше веников – чтобы дороже их продавать. Ведь сделай он их много – придётся ему же и цену снижать, а ему зачем?

Это явление – экономическая энтропия, частный случай вселенской энтропии. Энтропия (антиэнергия) – свойство всех систем, предоставленных самим себе, вне управляющего ими разума.

Сама по себе, без приказов извне, система стремится прийти в наиболее вероятное для неё состояние, наиболее вероятное состояние – наиболее примитивное, оно же и самое естественное. По этому принципу брошенный дом превращается в холмик, а холмик никогда сам по себе обратно в дом не развернётся.

+++

Американская картина мира – насквозь пронизана убийственной энтропией. В ней первородным правом на жизнь и счастье обладают не более 100 человек. Только их право на жизнь безусловно! А у всех остальных оно заёмное, выделенное олигархической сотней банкиров, оно – как погоны майора, которые могут присвоить, а могут и не присвоить. И не тебе, а начальству решать – дать тебе погоны или не дать…

Получается, что абсолютное большинство человечества лишено самодостаточности, без «билетиков от олигархии» не может не только быть счастливыми, но даже и просто выжить. Тебе могут выделить место, швырнув пачку долларов – и заставят это место отрабатывать в роли их цепного пса. А могут и не выделять – сочтя «лишним». Для них – ну не для себя же самого ты «лишний»!

Этот мёртвый мир неофеодализма – ведёт к сворачиванию не только цивилизации, с её волшебными высшими достижениями, но и к сворачиванию человечества как такового, даже в самых примитивных его формах.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю